Богема киевского Подола

Опера Дж. Пуччини «Богема» – вовсе не премьера на сцене Киевского муниципального академического театра оперы и балета для детей и юношества. Однако, присутствие в декабрьском спектакле двух ярких приглашенных солистов – Ольги Фомичовой и Андрея Бондаренко – придало этой постановке подлинно премьерный праздничный флер. 

 

Этот спектакль удостоен «Киевской Пекторали» в номинации «Лучший музыкальный спектакль 2017 года». Однако, ирония и парадокс судьбы в том, что режиссер этого самого лучшего спектакля – талантливый Виталий Пальчиков – не по своей воле оказался за бортом театра. Это случилось, когда директором театра значился Юрий Щур. Именно при нем из КМАТОБа «ушли» многих талантливых людей. И очень хочется надеяться, что при новом руководителе – им стал относительно недавно Петр Качанов – именно талантливые люди будут задавать правила игры в столь важном для Киева театре. Особенно, когда оперная режиссура – редкость и ценность наших театров. А Виталий Пальчиков, как оперный режиссер, в той же «Богеме» и других спектаклях проявляет яркое мастерство, он человек ищущий, умный, творчески развивающийся. Тем более, что в наши дни  профессия оперного режиссера занимает все более главенствующие позиции в постановочном процессе.

И все же, настаиваю на том, что музыка все-таки первична, и роль дирижера в деле осуществления музыкального спектакля приоритетна.

В КМАТОБе оперу Пуччини «озвучил» Сергей Голубничий — один из ярких киевских дирижеров молодого поколения, победитель ІІ Международного конкурса дирижеров им. Стефана Турчака, работающий в разных коллективах — оперетте, оперной студии и здесь.

Спектакль Пальчикова-Голубничего – современен, интересен, от начала до конца все в нем трогательно, по-хорошему наивно и светло.

«Богема», написанная в 1895 году по мотивам романа Анри Мюрже, принесла Пуччини мировую славу. Чистая, преданная любовь, сомнения в своих силах и победа над житейскими колебаниями, крепкая мужская (да и женская) дружба, трагическая смерть от чахотки юного прекрасного создания и глубокое горе поэта, любящего бедняжку…

Пуччини — яркий представитель «веризма», иными словами, музыкальный «правдолюб», лирический реалист. Он — автор десятка замечательных партитур, которые одна другой известнее, особенно популярны «Манон Леско», «Богема», «Мадам Баттерфляй», «Тоска», «Турандот»… Композитор писал: «Я стремился, как мог, нравиться широким массам». Он исповедовал три закона: заинтересовать, поразить и растрогать. И ему это отлично удалось. Музыка Пуччини — яркого мелодиста и мастера живой музыкальной интонации — не оставляет равнодушным, апеллирует к сердцу, и каждый слушатель проникается прекрасной музыкой гениального оперного классика.

Оригинальность спектакля начинается с программки. На обложке за столом, на котором расположены ноты, рисовальные кисти и чашки кофе, сидят на фоне картины, изображающей вид на кафе в Латинском квартале, четверо главных авторов постановки: хормейстер Анжела Масленникова, дирижер Сергей Голубничий, художник Людмила Нагорная и режиссер Виталий Пальчиков. В этом «квартете» нетрудно узнать образы четырех главных героев Пуччини.

В «Богеме» в тот вечер пели двое именитых гостей: партию, на первый взгляд, легкомысленной, но на самом деле преданной в любви и дружбе Мюзетты исполнила сопрано Ольга Фомичова, начинавшая карьеру в КМАТОБе, а теперь работающая в Национальной опере. Это яркая, опытная, обладающая прекрасным подвижным и легким сопрано, примадонна. Ольга — отличная актриса, она весьма выразительно и «выпукло» играет. Ее героиня то кокетлива, вероломна и капризна, то она — преданная, пылкая возлюбленная и верная подруга.

На сцене КМАТОБа Фомичова пела Мюзетту впервые, органично вошла в ансамбль и составила естестественный, живой тандем с баритоном Андреем Бондаренко, исполнившим партию Марселя.

Об этом солисте — подробнее. Андрей стал украшением спектакля. Он поет по всему миру, это признанный лидер среди баритонов Европы и Америки. Зал замирал, затаив дыхание, следя за его великолепным вокалом и благородным актерским мастерством.

31-летний выпускник НМАУ, обладатель BBC Cardiff Singer of the World Song Prize уже прозвучал на Зальцбургском фестивале, в Карнеги-холле, Вигмор-холле, Кельнской опере, оперном театре Сиднея, Мариинке, Глайндборнском фестивале, работал c ведущими мировыми дирижерами. В сезоне 2016-17 годов Бондаренко пел Пеллеаса (К.Дебюсси «Пеллеас и Милизанда») в Шотландской и Вильнюсской опере, Онегина в Deutsche Oper Berlin и Далласе, «Любовный напиток» в Мюнхене, Марселя в «Богеме» (Opernhaus Zürich, где он является резидентом) и в опере Кёльна. В том же сезоне баритон дебютировал в Королевской опере Ковент-Гарден и продолжил свою резиденцию в Цюрихе. Пел в моцартовском шедевре Сosì fan tutte, «Любовном напитке» и «Доне Паскуале» Г.Доницетти, «Богеме», дебютировал в ролях Альберта в «Вертере» Ж.Массне и Вольфрама в «Тангейзере» Р.Вагнера. Летом 2018-го исполнял партию Марселя в «Богеме» на сцене Королевской оперы Ковент-Гарден. Пел в Берлине, Мадриде.

Баритон записал партии Дона Жуана и графа Альмавивы в операх Моцарта на Sony Classics, выпустил диски на других престижных западных лейблах.

Слов нет…

Уверенно и артистично пела Мими — молодая солистка театра Дарья Литовченко. Даша только год назад окончила ассистентуру-стажировку в НМАУ им. Чайковского. Недавно слушала ее в заглавной партии Риты в небольшой опере Г. Доницетти, где она сыграла и отлично спела роль деспотичной и вздорной мещаночки.

В «Богеме» Дарья была иной. Она прекрасно провела партию нежной, преданной, горячо любящей подруги одного из главных героев — Рудольфа. Сначала веселая, беззаботная, влюбленная девушка, но по ходу сюжета, Мими заболевает чахоткой, совершенно меняется, становится несчастной, страдающей, и тихо умирает в кругу верных друзей и убитого горем возлюбленного.

У Даши красивый густой тембр, выразительный, сильный и гибкий голос. Весь диапазон звучит ровно, чисто, мягко, без малейшего надрыва. Она технична, отлично поет не только кульминации. Думаю, у певицы большие перспективы. А учитывая ее прекрасные внешние данные, это только усиливает ее шансы на успех.

В партии Рудольфа — тенор Дмитрий Фощанка. Он органичен и разнообразен как актер, играет — то беззаботного в кругу друзей бедного, но не унывающего поэта, то горячо любящего нежного героя, то на время отстранившегося от заболевшей подруги, страдающего от понимания невозможности обеспечить ее лечение, лирика. Но в конце, осознав весь ужас потери, Рудольф по-настоящему несчастен, убит горем, неутешен…

Фощанка хорош в кульминациях, на форте, «наверху». В начале спектакля он, как и в моцартовском зингшпиле «Бастьен и Бастьенна», где услышала его впервые, в среднем регистре пел с легким шипом. Прекрасно звучит в ансамблях, которых в партитуре Пуччини множество.

Впечатлили и запомнились актерское мастерство, тонкая режиссерская продуманность и достойный вокал «мужских» сцен: квартеты, дуэты, прекрасные соло артистов «второго плана» — музыканта Шонара (баритон Андрей Лещов), философа Коллена (бас Александр Харламов), хозяина мансарды Бенуа (бас Роман Смоляр), покровителя Мюзетты советника Альциндора (бас Вячеслав Стрелков).

Не только слушать, но и смотреть было увлекательно. Судя по костюмам, действие перенесено из конца ХІХ века примерно на 50 лет вперед. Пальчиков — отличный режиссер, большой выдумщик, его герои — живые, реальные люди. Они наступают друг другу на ноги, спят, накрывшись газетой, в кафе, бегают друг за другом по мансарде, устраивают шуточную дуэль на бананах, реально едят и пьют, перебрасываются бытовыми предметами. Конец оперы очень трогает. Пуччини умеет вызвать слезы, и Пальчиков полностью с ним заодно. Поздравляю, отличный спектакль!

 

«Богема» в КМАТОБе имеет интересную историю создания. Слово дирижеру Сергею Голубничему:

— В этой постановке оркестр впервые находится «позади» основного действия на сцене. Это эксперимент. В театре была сложная ситуация, и мы с Виталием Пальчиковым задумали поставить «Богему» в концертном исполнении. Но Пальчиков — креативный режиссер, который сказал: «Зачем мы будем оставлять столько «гуляющего» пространства? Давай использовать всю авансцену». Потом он предложил задействовать яму. Спектакль создавался «на ходу». В процессе из концертного исполнения без больших декораций получился полноценный спектакль. У нас было мало времени на репетиции, но новый директор театра П.Ф. Качанов идет нам во всем навстречу, и мы надеемся на дальнейшее позитивное развитие нашего театра.

Поговорили с исполнительницами женских ролей.

Дарья Литовченко:

– Ассистентуру в НМАУ окончила в прошлом году у Валентины Антонюк. В репертуаре у меня партии в «Рите», «Ночи перед Рождеством», Герда в «Истории Кая и Герды», Мими, Земфира, Флора в «Травиате», Бастьенна, Донна Анна во Львове, Маргарита в «Фаусте», Иоланта и другие.

У вас есть планы?

– Надеюсь на продюсеров Андрея Бондаренко и Виталия Пальчикова и их агентство UCAM. И я сейчас прямо из театра собираюсь на вокзал, чтобы ехать и готовиться к сольному концерту в Днепре к 160-летию со дня рождения Джакомо Пуччини, буду петь отделение с местным симфоническим оркестром.

На мои вопросы ответила Ольга Фомичова

– Вы поете Мими?

– Нет, у меня более высокий голос, а партию Мими должен петь более насыщенное, «тембральное» сопрано. И, это, конечно, индивидуально, но совмещать Мими и партию Царицы Ночи («Волшебная флейта» Моцарта – О.К.) мне бы не хотелось, поскольку считаю себя лирико-колоратурным сопрано, а такие совмещения «перестраивают» голос.

Что еще у вас в репертуаре?

– Виолетта, Джильда, Розина, Адина («Любовный напиток» Доницетти – О.К.), Фраскита («Кармен» – О.К.). Мне нравится Мюзетта, потому что роль не трагичная – на сцене она веселая, как и Фраскита, легкая. Правда, «Богема» заканчивается трагично, но приятнее переживать за кого-то, чем умирать на сцене самой. Еще пою Лейлу в «Искателях жемчуга» (Ж.Бизе – О.К.). Недавно вернулась с этой партией из Голландии, где гастролировала с Харьковским театром. Из тех, что пою в других театрах, Констанция в моцартовском «Похищении из Сераля», которую пела на Кипре. К сожалению, в Киеве мало репертуара для колоратурного сопрано.

– Да, в Национальной опере репертуар узок. Нет Моцарта. Вагнера.

– Ну, Вагнер, возможно, и сложен для постановки и исполнения, а отсутствие Моцарта – трудно понять. Возможно, отношение к нему скоро изменится.

Мне очень понравился сегодняшний спектакль. Голосами, мизансценами, прочувствованностью образов.

– Хорошо возвращаться туда, где тебя ждут. Я ощутила, что мне в театре рады, что меня ждали по приветливым лицам артистов хора, дирекции, дружеской обстановке. Надеюсь, это не последнее мое выступление на этой сцене, что мы еще и «Травиату» сюда вернем.

 

— Я всегда рад работать в Киеве, говорит Андрей Бондаренко, –  Но на этой сцене пою впервые. Мои друзья — маэстро Голубничий и режиссер Пальчиков — пригласили меня в «Богему», и я согласился, не раздумывая. В Киеве скоро, 26 января в филармонии участвую в концертном исполнении «Дона Жуана» Моцарта (заглавная партия, дирижер С.Голубничий, партию Донны Анны споет Дарья Литовченко — О.К.). Потом будет сценическая версия этой оперы в Америке, во Флориде. Затем «Тангейзер» в Цюрихе, тоже первый раз. Потом в Далласе и Хьюстоне спою в «Колоколах» С.Рахманинова.

Почему не поете в Национальной опере? У вас такой роскошный голос, прекрасная актерская палитра, внешность — все, что только можно желать! На западе в оперном театре каждый спектакль ставится под новый состав приглашенных артистов, зачастую звезд разной яркости горения. Постоянная ротация солистов приводит лишь к улучшению качества постановок. У нас — совершенно иное. Мне кажется, главный застой в режиссуре и репертуаре.

— Да, в режиссуре. И мы расходимся с Национальным театром в репертуаре. Театр отстает от мировых тенденций, это не секрет. Причин много — и экономических, и немного «застряла» оперная жизнь.

Ольга Кизлова, музыковед

Фото Тимофея Тулякова