Балерина Оксана Бондаренко: Калории сгорают на сцене без диет

Оксана Бондаренко  развеивает мифы о том, что все балерины сидят на диетах. Роды и кормление грудью не помешали ей уже через полгода выйти на сцену и танцевать все спектакли. И лишний вес ушел сам собой !

Театр всегда живет премьерами. В Киевском муниципальном академическом театре оперы и балета для детей и юношества к закрытию 36-го театрального сезона состоялось грандиозное событие – премьера балета «Истории в стиле танго». Впервые в Украине страстное танго исполнялось на пуантах. В этом современном спектакле на музыку Астора Пьяццоллы и других выдающихся композиторов с помощью танца рассказывается несколько романтических историй, в результате которых рождается 4 пары влюбленных. Именно эта премьера побудила нас к разговору с одной из главных героинь балета. О воплощенных на сцене образах, влиянии семьи а творчество и особенностях балетной жизни мы беседовали с солисткой балета, заслуженной артисткой Украины, лауреатом международного конкурса Оксаной Бондаренко.



Вы с пяти лет посвятили себя танцу. Обучались в Киевском хореографическом лицее, а потом в европейской балетной консерватории, в австрии. У вас вообще было беззаботное детство?

Конечно! Я была очень непоседливым ребенком. Родители и бабушка с дедушкой очень уставали от меня, потому что дом ходил ходуном. Я без конца устраивала показы мод, доставала из шкафа мамины платья, наряжалась, танцевала и пела… Вот родители и решили отдать меня в какой-нибудь кружок. И привели в ансамбль «Дударик». Меня сразу поразил и зеркальный зал, и красивые движения. Одним словом, я сразу влюбилась в танец. И я очень благодарна моим родителям, которые возили меня на концерты и конкурсы. По выходным мы всегда гуляли в центре города, проводили время вместе. Нельзя сказать, что я такая «забалеченная» была, что ничего больше не видела. Часто играла с девчонками во дворе… Но могла играть куклами, сидя на шпагате.

Балетная школа всегда требовала полной отдачи. Это касается и режима тренировок, и питания. Расскажите про интересные моменты, связанные с детством.

С восьми лет я уже поняла, что балет будет моей профессией, и ничего другого мне не хотелось. И в обычной школе я училась без особого удовольствия, хотя понимала, что если буду плохо учиться, меня не поведут на балет.

Помню свой первый выход на большую сцену, это был Дворец «Украина». Я тогда уже танцевала в ансамбле «Кияночка», мне было шесть лет, и мы исполняли танец «Неваляшки». Нас выстроили за кулисой, и вот я смотрю на сцену и думаю: «А как же мы успеем добе-
жать?!» Но включилась музыка, и я забыла обо всех своих переживаниях.

В семь лет в составе «Кияночки» я уже ездила на длительные гастроли: например, на три месяца в Южную Америку. Я сейчас вообще не понимаю, как родители меня отпускали Наверное, понимали, что готовят меня к карьере артистки.

Зрители видят артистов в свете софитов, в блеске славы. но чтобы выступить блестяще, нужны годы тренировок и что-то еще. Что именно?..

Балетная профессия так нелегка, что без любви здесь делать нечего. В 10 часов утра у нас ежедневные репетиции (так называемый утренний класс), а потом репетиции по ближайшему или будущему спектаклю. Я хочу, чтобы зрители видели красивое, непринужденное исполнение, а это все нарабатывается в зале.  Поэтому я и говорю, что эту профессию надо любить. 

У вас были травмы? Как вы заботитесь о своем теле, ногах, связках, чтобы поддерживать здоровье?

Сразу приходит на ум история, как во время выступления выдающаяся советская балерина Ольга Лепешинская сломала ногу. Треск был такой, что его услышали зрители в зале. Но балерина  с тройным переломом дотанцевала сцену до конца.

У меня была неприятная история, когда я очень сильно травмировала голеностоп. На подходе в «Спящей красавице» я услышала, как у меня хрустнула нога. Но я знала, что, несмотря ни на что, надо дорабатывать. И уже когда закончила партию, поняла, что у меня серьезная травма. Я лечилась  и восстанавливалась три месяца.

Балетный век недолог, поэтому артисты балета часто жертвуют личной жизнью, материнством.
Вы же сумели совместить карьеру и рождение двоих детей, в 2016 году получили звание заслуженной артистки Украины. Как это вам удалось?

Всякой женщине, которой выпало счастье материнства, известно, как физически нелегко это бывает. Устаешь, не высыпаешься, малыш все время на руках. И после этой нагрузки мне даже иногда кажется, что на работе я отдыхаю. (Улыбается.) А устаю на работе – бегу домой за вдохновением, зная, что меня ждут с распростертыми объятиями. Поэтому семья для меня – это и поддержка, и сила, и вдохновение! Одно невозможно без другого!

Как протекала ваша беременность и роды? Вы кормили грудью? Когда вернулись на сцену?

Все протекало очень спокойно. У нас родился крупненький мальчик весом практически 4 килограмма. Я до года кормила его грудью, хотя уже через полгода после родов вышла на сцену и работала все спектакли.

В зал меня вернула Татьяна Васильевна Боровик, наш главный балетмейстер. Она попросила
меня танцевать в «Золушке». Я очень переживала, что полненькая и у меня большая грудь, поскольку я кормлю ребенка, но мне хорошо продумали наряд, и выступление прошло прекрасно. Постепенно с привычными для меня нагрузками уходили килограммы, я возвращалась в форму.

Расскажите о вашем питании и режиме тренировок, которые помогли быстро вернуть форму и опять выйти на сцену.

Мой стандарт – 47-48 кг. Когда после вторых родов я вернулась в балетный зал, имея 55 кг, конечно, этот вес был для меня критичным. Это действительно много и для меня, и для партнера. Мне казалось, что мое тело просто необъятных размеров!))

Я ни в чем себя не ограничивала именно потому, что кормила ребенка. Я ела, как все мамочки: паровое, отварное, мясо и даже картошку, которую обычно не люблю и не ем. Вот и набрала лишнее. Но как только вошла в обычный ритм репетиций, вес ушел сам собой безо всяких диет.

Трудно ли всю жизнь себя ограничивать, когда близкие могут позволить себе все, что угодно?

Предлагаю развеять миф, что мы все беспрерывно сидим на диетах. Вы должны понимать, что все артисты балета очень любят покушать, потому что у нас серьезные ежедневные физические нагрузки. Но мы очень правильно питаемся: мясо с овощами, рыбка с овощами… Обязательны кисломолочные продукты, потому что это кальций, который очень активно вымывается при работе. Два раза в год я обязательно курсом пропиваю витамины. И у всей моей семьи в связи с моим подходом к питанию тоже правильный рацион. У нас есть чудная сковородкагриль, которая часто выручает, когда надо быстро что-то приготовить. Быстро мариную филе курицы или индейки в разных маринадах – кому какие нравятся, с двух сторон обжариваю – и основное блюдо готово! Мои малыши очень любят такую еду. Так что «что угодно» – это не про нашу семью. (Смеется.)

Ваш муж – не из мира театра? Он ваш поклонник? 

Расскажу, как мы познакомились с моим мужем. Когда я вернулась из Европы, то сразу должна была ехать просматриваться во Львов. Меня провожал мой папа, а мой будущий муж шел за нами по перрону и, по его словам, не мог оторвать взгляда от моих волос. И он себе загадал: если мы окажемся в одном вагоне, то он обязательно со мной познакомится. Мало того, что мы оказались в одном вагоне, у нас билеты были в одно купе! Мы начали общаться. Не скажу, что я сразу влюбилась, но признаюсь, что он смог меня завоевать. Теперь у нас двое деток: старшей дочурке 9 лет, а сыну чуть больше года.

Что дает вам силу, поддержку, вдохновение для творчества?

Такова особенность нашей профессии, что творческий процесс идет постоянно. Бывают случаи, когда моя старшая дочка говорит: «Мамочка, мы проехали нашу остановку!» А я в это время думаю, как мне сделать то или иное движение, как обнять партнера, чтобы максимально честно передать эмоции. Хорошо помню, как я обдумывала балет «Шехерезада». Там моя героиня в конце убивает себя. Я готовила кушать и думала, как буду вынимать этот нож, как буду его держать… Я постоянно наблюдаю. На детей своих смотрю – как они двигаются, улыбаются, смотрят. Потому что достоверность актерской игры  основывается не только на отточенности движений, на легкости в танце, но и на наблюдении. А свои образы и спектакли я сравниваю со своими детьми. К каждому из них очень трепетно отношусь, в каждом нахожу свою красоту и мудрость.