Сергей Кон о "Коппелии": У меня родился свой сюжет



31 января и 1 февраля в Киевском муниципальном академическом театре оперы и балета для детей и юношества, состоялась премьера балета «Кукла. Новая история Коппелии» на музыку Л. Делиба. За основу спектакля взято произведение Гофмана «Песочный человек». «Кукла» - постановка молодого балетмейстера, лауреата международных конкурсов, хореографа шестого сезона проекта СТБ "Танцуют все", солиста "КИЕВ МОДЕРН-БАЛЕТа" Сергея Кона. 

Балет «Кукла» поможет вам без труда окунуться в детство, расслабиться, забыть о том, что существует мир взрослых, и заставит поверить в то, что добро побеждает зло. Рано или поздно. А ведь именно сейчас нам эта вера так необходима. Отдельно хочется отметить яркие оригинальные костюмы, а также декорации. Это весомые причины для вашего ребёнка не отвлекаться и следить за действием, а для взрослого такое обилие красок может стать своеобразным антистрессом.

Мы уже писали об истории балета тут, а сейчас узнаем, что думает о своей премьере сам балетмейстер – Сергей Кон.

О сюжете

Я прослушал несколько музыкальных версий «Коппелий», и у меня родился свой сюжет. Он совершенно отличается от самого первоисточника и различных версий, единственное, что я оставил, наверное, так это куклу, только она у меня присутствует. И когда я слушал, слушал музыку, постепенно рождалась история, рождалась кукла, которая впоследствии становилась человеком, благодаря своим искренним поступкам, чувствам и доброте.

О вдохновении

Замечательная музыка Лео Делиба, этой музыки достаточно для вдохновения, это раз; а во-вторых, как-то вот сразу всё легло, знаете, и сюжет в том числе. Лео Делиб давно жил, и авторские права уже запрашивать не надо. И по этому можно делать с музыкой все что хочешь. Но она такая интересная, такая легкая, наивно-романтическая, что мне, кажется, она идеально подходит для детей. Я много прослушал и много версий просмотрел, как я уже говорил, но мне было скучно и нудно. Может быть, у меня получилось интереснее, чем эти версии. У меня растет ребенок, ему 9 лет, мы часто ходим на спектакли театра оперы и балета для детей и юношества. Я смотрел, на что он реагирует, какие сцены ему нудно смотреть, почему ему нудно смотреть, у него спрашивал, что интересно, что привлекает, и, отталкиваясь от его реакции, я ставил этот спектакль.

О зрителях

Я не считаю, что Гофман – детский писатель, мне хотелось сделать балет для абсолютно разного возраста, который был бы интересен для совсем маленьких детей, и, может быть, для их родителей, и чтобы родители на протяжении спектакля не рассказывали ребенку о том, что происходит на сцене. А иногда бывает и такое, что родители и сами не понимают. Хотелось сделать прозрачную, чистую, добрую историю.

Здесь ребенок может для себя увидеть именно ту историю, тот сюжет, который я придумал – простой, сказку, а взрослый, возможно, где-то найдет и какое-то двойное дно, какие-то аллегории с современной жизнью. Всё-таки есть персонаж, который хочет превратить всех жителей города в кукол (Коппелиус – прим. 7buttons), и тут можно провести четкую аллегорию. И по сути, если задаваться вопросом, если мы взрослые люди, – а не похожи ли мы иногда на кукол, когда мы ходим на работу, а нас увольняют, когда захотят, меняют на молодых, в нас бросают оскорбительные слова, – по сути, все те действия, какие делает ребёнок с куклой, – он бросает её, меняет, ломает…

О людях

В нашей жизни иногда очень мало людей имеют право называться людьми вообще. Даже кукла может превратиться в человека благодаря каким-то искренним чувствам, искренней дружбы, вере в себя, в собственные силы…Кукла с большой душой больше чем человек. Она чувствовала, что где-то внутри она действительно является человеком, но…

О подготовке

Работа продолжалась почти год, были разные проблемы, да и в стране у нас не всё стабильно. Я провёл кастинг среди артистов театра оперы и балета для детей и юношества. Показал комбинации, отбирал артистов, которые как мне показалось, быстро воспримут тот материал, который я им предложу. Но на протяжении года кто-то увольнялся, кто-то ездил на гастроли, кто-то болел, в общем, этот состав – это почти процентов 80  –  не те люди, которых я набирал с самого начала. Но потом  всё как-то сложилось.

Главную роль исполнила Миэ Нагасава – солистка муниципального академического театра  оперы и балета для детей и юношества. Что касается Миэ, я с ней уже работал когда-то, меня попросили поставить для нее современный номер, так как у любого танцовщика должен быть в запасе современный номер на конкурс артистов балета, так как современный номер является обязательным в конкурсной программе. Она завоевала на этом конкурсе первую премию. Поэтому, я уже предполагал, что Коппелию, будет играть она, но есть и второй состав, есть ещё одна девочка, но там будет совсем другая Коппелия и совсем другая история…

О классической хореографии

Конечно этот спектакль – это не классическая хореография. Я солист «КИЕВ МОДЕРН-БАЛЕТа», понимаете, сделать из классического танцовщика быстро исполнителя современной хореографии невозможно. Он заштампован своими правилами, он отчеканен академично. Его нужно выращивать изначально и как классического, и как современного танцовщика. Потому это скорее адаптированный к современной хореографии классический танец. Я использовал свой опыт как хореографа, как танцовщика современной хореографии, применив его к классической основе. Танцовщику, а тем более артисту классического балета, трудно импровизировать, он практически не умеет этого делать. Ему скажешь: «А ты можешь тут импровизировать?» Он станет, и будет стоять и спрашивать: «Так, а что делать?», «А как?». Это не потому, что какие-то танцовщики не владеют своим телом, а просто их так муштруют. Должно быть так, а не иначе, должно быть, так как задаёт хореограф. Для меня это огромный опыт, работать на данном этапе с целой труппой, к тому же, это огромная ответственность. Тебе доверяют целую труппу, и говорят, что ты можешь делать с ними всё, что хочешь. Я, возможно, хотел бы сделать что-то другое, может быть в пластике, в истории… Этот спектакль выпущен силами муниципального театра: от труппы, от художественного оформления (Мария Грабченко) до хореографии. Я тут работаю в штате, как артист балета, но от приглашения я не мог отказаться, так как от такого не отказываются.

Об актёрском мастерстве в танце

У меня большие требования по поводу актерского мастерства. Чем страдают артисты балета классического танца,  так это тем, что у них танцует тело в основном, а голова, эмоции, обычно на второй план уходят. Какие-то выученные мизансцены, жесты вроде «Я тебя люблю» руками, направленными к партнёру… Мне кажется, всё-таки, что артист балета – это в первую очередь не только танцовщик, но и актёр. Очень сложно опять таки понимать, что происходит на сцене, если нет эмоций, если есть только одни движения. Это может быть бессюжетный танец, чего сейчас очень много в Европе, и вообще у современных хореографов, но это тогда должно быть понятно, а иногда классика, к сожалению, превращается в бессюжетный танец. Но это моё мнение, не хочу обидеть ни классиков, ни любителей классического балета, я и сам его очень люблю…

О себе

Я очень поздно начал заниматься хореографией вообще. В 17 лет поступил в университет культуры и там начал обучение. До этого занимался брейк-дансом. Ещё в университете попал в "КИЕВ МОДЕРН-БАЛЕТ". Вот это моя основная базовая подготовка, если можно так сказать, и плюс, наверное, колоссальное желание уже осознанного человека заниматься именно танцевальным искусством.

О результате

Я доволен, доволен работой ребят, работой всех тех, кто помогал, всех тех, кого не видно, – там задействован монтировочный цех, художник по свету и другие… Да, это все люди, которые создавали спектакль, это коллективное искусство, тут нельзя сказать, что я один это всё сделал, я бы не смог… Я надеюсь, что дети будут приходить, смотреть и делать больше добра.

Но при этом я менять буду его, наверное, до тех пор, пока этот спектакль будет в репертуаре, потому что есть моменты, которые я понимаю, что можно вычистить, можно вычистить синхроны, можно вычистить хореографию, можно добавить что-то, чтобы было еще интереснее. Всегда хочется работу довести до идеального состояния, хотя это практически невозможно. Поэтому, пытаясь достичь совершенства, я понимаю, что сделать это, по сути, нереально, но, тем не менее, сделать по максимуму очень хочется. На данный момент работой я доволен.

Автор: Олеся Skazkinet